Как вы знаете бобры — добры! — шуточные зоо-стихи

Есть в России парк сафари… (Про Тимура и Амура)

Есть в России парк сафари,
Раньше мы о нём не знали.
Там директор удалой,
И козёл Тимур-герой.

Был Тимур сперва едой,
Стал Тимурушка–герой.
За тебя, Тимур-герой,
Мы гордимся всей страной!

Подружились, вот те на!
Тигр взял в друзья козла.
Вот она, мужская дружба,
Друга есть совсем не нужно.

Удивляется народ,
За Тимура водку пьёт.
Это как же он сумел,
Что тигр Амур его не съел.

Опасается народ,
Что Амур козла сожрёт.
Но Амур сказал на это:
Нынче кроличья диета.

Мужиков-козлов мы знаем,
И за пьянку их ругаем.
Дружат лишь с Зелёным Змеем,
Дружить с тигром не умеют.

А одна домохозяйка,
Называла мужа зайкой.
А Тимур – герой, самец,
Поладил с тигром – молодец.

Много лет с телеэкрана,
Прёт Дом-2,- дурдом-программа.
А теперь в сафари-парке,
Все торчат домохозяйки.

Велика страна родная,
От верховий до низин.
Мужиков-козлов не мало,
А козёл Тимур — один.

Есть на свете идиоты,
Пусть бы на фиг они шли!
У Амура и Тимура,
Голубую связь нашли.

Не умеет тигр бодаться,
А Тимур не в курсе был.
Забодал Амура малость,
Тот как смог, так вразумил.

Есть козлы в России нашей,
Козы и козлятки.
А у Амура и Тимура,
В играх непонятки.

Эх, Тимурка оплошал,
Забодал Амурку.
Тигр в ответ чуток поддал,
Ох, попортил шкурку.

Бабка Дуня помолясь,
Помирать уж собралась.
Из больнички нам кричала:
«Как Тимурка, – полегчало?»

Вот поправился Тимур,
К другу морду протянул.
Жаль, не бегать рядом,
Ох, крепка ограда.

Нынче каждая коза,
Коль губа не дура,
Хочет стать женой козла,
Но лишь козла Тимура.

Не огуляные козы
Встрепенулись разом.
Ждут когда козёл Тимур,
Подмигнёт им глазом.

Мы слыхали, даже Меркель
Хочет стать козлу женой.
Коза Меркель с Подмосковья,
А не жуткий канцлер злой.

Козы все большой страны
В козла Тимура влюблены, —
Ведь тигр Амур в его друзьях!
В восторге все, кто «Ох!», кто «Ах!»

Где б найти козу такую,
Чтоб Тимурка полюбил?
По Амуру он скучает,
Ведь он друга не забыл.

Пробка на пять километров,
Блеют там и блеют тут.
То невест со всей России
Козлу Тимурику везут.

А у нашего Тимура
Есть коза, — губа не дура.
Из Находки прикатила,
Но козла не соблазнила.

Ждём козу из Нальчика,
Мож очарует мальчика.

Алёнчик Боравонос

Источник

Как вы знаете бобры — добры

Как вы знаете бобры — добры,
Добротою бобры полны.
Как захочешь себе добра,
Нужно просто позвать бобра.
Лишь подумаешь ты о бобре
Будешь по уши ты в добре.
А если ты и так добр,
Значит сам ты в душе — бобр!

Коза решила выйти замуж…

Коза решила выйти замуж –
Сама идея неплоха,
Но тут – проблема, так всегда уж –
Ведь нужно выбрать жениха.

Тут нужен парень неженатый,
Красивый, умный и богатый,
Высокий, стройный, работящий,
Простой, непьющий, некурящий.

Чтоб он в козе души не чаял,
Чтоб не рычал, не выл, не лаял,
Чтоб каждый день носил капусту,
Икру, омаров и лангустов.

Чтоб шкуру сам себе стирал,
И сам козлятник убирал,
И чтобы будущих козлят
Сам отводил он в детский сад.

Ну, наконец, все решено
И мамою утверждено.
Осталось вот с таких позиций
Всех перебрать зверей и птиц ей.

Лев чересчур ленив, вальяжен,
Орел чрезмерно горд и важен,
Слон – толстый, лысый и ушастый,
Медведь – мужлан и хам ужасный.

Зачем таких ей женихов? –
Ведь даже нет у них рогов.

Потом рассмотрены олени,
Моржи, жирафы и тюлени,
Кузнечики, жуки, пиявки,
И даже мелкие козявки.

Ну, словом, всех перебрала.
А вышла все же за козла.

Быть может, усложнять не надо,
Когда судьба буквально рядом!

Приходила бумагомарака…

Приходила бумагомарака
Из какого-то сизого мрака,
Перепачкала стены, вот дура!
Белоснежного Храма Культуры.

Расписала цветами колонны,
Оказавшись вдруг Белой Вороной
Среди важных и чопорных птиц,
Что не любят Ворон и Синиц.

Индюки забубнили угрюмо:
Мол, куда смотрит местная Дума?
Распустили Павлины хвосты —
Им любые цветочки просты.

Две Гусыни в углу гоготали
Что Совет это стерпит едва ли,
Что негоже Ворон в Храм пускать —
Им по мусоркам только летать.

Порешили другим в назиданье
Ту Ворону побить в наказанье,
И немедленно выгнать к чертям,
Чтоб не портила девственный Храм.

Но поди-ка, поймай-ка Ворону —
Ее перья белее колонны,
Вмиг прикроет с хитринкой глаза —
И невидима всем, егоза!

Целый день за ней птицы гонялись
Аки гончие псы. Растрепались —
Перья дыбом, и пух там и тут,
Крылья пол от бессилья метут.

Отдышались слегка, присмирели,
Глядь вокруг — и совсем офигели:
Был их Храм безупречен и чист,
Как нетронутый ручкою лист…

А теперь это поле сраженья —
Грязь кругом, и, пардон, испражненья.
В суматохе культура забыта,
Гордый Храм — что свиное корыто!

А Ворона хотела лишь красок
Среди тусклых безжизненных масок —
Ведь искусство должно быть живым,
И хоть вечным, но все ж — молодым.

***

В чем мораль, догадаться не сложно:
Вкусов всех нам постичь невозможно.
Но коль выстроил собственный Храм,
Не веди себя в нем словно хам!

Яра Рута (Iara Ruta)

Смеется суслик в неуютной норке…

Смеется суслик в неуютной норке.
На спинку опрокинулся жучок.
Хохочет ёжик, носится по горке,
Совсем с катушек съехал, дурачок!
Летают птички странными кругами,
И ржет кобылка с пенкой изо рта.
Сороконожка дрыгает ногами.
От смеха слёзки льются у крота.
Ржут белочки и падают с деревьев.
Сова забавно ухает в дупле.
Хохочет грач до выпаденья перьев.
И мушка со сверчком навеселе.
Кузнечики смеются в травке где-то,
Мышонок, змейка, ящерка и тля…
Стояло жаркое, засушливое лето.
Горели конопляные поля…

У попа была собака,… (Случай в городе N)

У попа была собака,
Крест, батрак и попадья.
Прямо с острова Итака
Приплывала к ним ладья.

Невзирая на запреты,
На таможенный досмотр,
Контрабандные котлеты
Привозила в N-ский порт.

Незадачливый работник
Ел котлеты за троих.
А собаке в подворотне
Поп жалел котлету — фиг.

Накурившись, как-то, маку,
Поп звонил в колокола.
Увидал внизу собаку,
Что котлету в пасть брала.

Он спустился с колокольни,
Лоб поспешно окрестив,
Сплюнул зло: «Кранты, довольно,
Нужно суку извести!»

Сник закат. В дому поповском
Для вечери стол накрыт.
В центре в праздничной матроске,
За столом Балда сидит.

Флиртовала зря с Балдою
Попадья в трапезный час.
Увлечён он был едою,
Громко чавкая, урча.

Наконец, закончен ужин.
Нужно время наверстать.
Попадья с наймитом дружно
Повалились на кровать.

Словно отбывал субботник,
Будто отдавал долги,
Попадью любил работник.
Вдруг послышались шаги.

В женину опочивальню
Поп зашёл, а там — Балда.
Широко раскрыв хлебальник,
Заорал: «Сюда, сюда!»

Толоконный лоб поповский,
Раскалился докрасна.
Поп всплакнул по-стариковски:
«Изменила, мать честна!»

Батраку: «Ну, что, карасик,
На горячем ты попал!
Бить Балду пришёл Герасим,
Что ставок в саду копал.

Был Герасим — восемь на семь,
И, к тому же, нем, как сом.
Взял развратников, и хрясь им,
А кулак его — весом.

Чернь собралась на террасе,
Бабы выли в терему.
Пот смахнул с чела Герасим,
И пошел топить Муму..

Источник