Без рубрики

Калининград — стихи про город и его жителей

Большая подборка стихов про город Калининград и его окрестности. Пригодится для знакомства с городами России, а так же для сценок, сценариев, концертных номеров, посвященных Дню города и другим городским праздникам и мероприятиям.

  • Калининград — город в России, административный центр Калининградской области, являющийся самым западным областным центром Российской Федерации. До 4 июля 1946 года город носил название Кёнигсбе́рг (нем. Königsberg), ранее фигурировало название Круле́вец (польск. Królewiec); до 1255 года — Твангсте (прусск. Twangste, Tuwangste, Twānksta).
    Город областного значения, образует городской округ.
    Расположен при впадении реки Преголи в Калининградский залив.
    Город является крупным транспортным узлом: железные и шоссейные дороги; морской и речной порты; международный аэропорт Храброво. В Калининграде расположен штаб Балтийского флота ВМФ России.
    До конца Второй мировой войны город располагался в немецкой провинции Восточная Пруссия и был передан СССР по решению Потсдамской конференции 1945 года вместе с северной частью провинции.

Балтийской волною омытый…

Балтийской волною омытый,
Янтарной красой озарён,
Мой город
всем сердцем открытым
В простор голубой устремлён.

Уходят на промысел в море
Надолго его сыновья,
Но снова балтийские зори
Зовут их в родные края.

Торжественны и величавы,
Как символ побед и труда,
Встают у родного причала
Рыбацкие наши суда.

С годами у Калининграда
Всё шире, уверенней шаг.
И ярче сияет награда,
И гордо вздымается флаг.

Лютиков Е.

«В восточную Пруссию въехав… (Город-крепость)

«В восточную Пруссию въехав,
твой образ, в приспущенных веках,
из наших балтических топей
я ввез контрабандой, как опий»
И. Бродский.

Город-крепость славы прусской,
Стал провинцией ты русской,
В готике окошек узких
Тихо плавают века.
В двадцать первый век шагнувший,
Ты напомнил о минувшем,
Здесь, в столетья растянувшись,
Времени течёт река.

Было встарь селенье Труза.
Жили в нём славяне-пруссы,
Крепкий люд и светло-русый,
Род ведущий от коней.
Вспенили драккары море,
И с волной подкралось горе,
Вотан викингу подспорье
Средь пожаров и камней.

А потом писать законы
Стали с ляхами тевтоны.
Бей, руби по непреклонным,
Меч, — размаха не жалей!
И подняли профиль гордый
Над землей чужие форты,
Стал пугать живых и мёртвых
Замок прусских королей.

Говорили: «Drang nach Osten».
Мир — безмолвию погостов!
Но ланцет Грюнвальда острый
Отворил дурную кровь.
Набегали жмудь, татары —
Бич постигшей Божьей кары,
И зарницы от пожаров
Пламенели вновь и вновь.

Жизнь-закройщица порою
Всё скроит и всё прикроет.
Кто другому яму роет,
Сам в неё и попадёт.
И вплетались в эти годы
То чума, то непогоды,
И молились всем народом,
Веруя, беда пройдёт.

Вся история недаром
Внемлет крови и пожарам,
Летописцам с перегаром
И владыкам не в уме.
Даже кинься камнем с кручи —
Ничему она не учит,
Знать, не ведать — всяко лучше,
Что у Господа в суме.

Видел город наш старинный
И возок Петра былинный,
Светлый взгляд Екатерины,
Семилетнюю войну,
Бонапарта аксельбанты,
Ницше, Гофмана и Канта, —
Задевали их таланты
В дымке времени струну.

Но история на классы
Делит все земные расы.
В ней к назначенному часу
Только личность на виду.
Человеческая масса,
После пива или кваса,
Чаще — пушечное мясо
У фанатов в поводу.

Снова правил век конями,
Что летели к общей драме.
Разгоралось ярче пламя,
Посыпая пеплом след.
Фюреры, отцы народов,
Чьи идеи были сводом
Вышек лагерной свободы,
Стали вехами тех лет.

…Город над рекою сонной,
В грёзы тихо погружённый,
Нашим веком обновлённый,
Стал ты краше во сто крат.
От лихих годин уставший,
Из руин войны восставший,
Светлой памятью о павших
Жив сегодня старый град.

Александр Февральский

В край янтарный прибывая… (О, Тильзит, ты тоже Русь!)

В край янтарный прибывая, я надеюсь, что не зря —
По пути приобретаю тонн пятнадцать янтаря.
Делать я люблю подарки и скупаю всё для всех!
Из бусинок самых ярких льётся солнце, радость, смех!

Десять низок бус и броши, двадцать колец и серёг…
Не закончились бы гроши и нести бы кто помог.
Ой, забыла про браслеты, докуплю ещё пяток!
Докупила… Есть билеты — в путь обратный вышел срок.

Покидая побережье,
Обещаю, что вернусь!
О, мечты мои безгрешны…
О, Тильзит, ты тоже Русь!

Ковалева Елена

В музее янтаря…

В музее янтаря-
Янтарные моря,
Русалки и дельфины,
Киты и якоря.

В музее янтаря —
Янтарная заря,
Янтарные угодья,
Янтарная страда.

Там в желтом мавзолее —
Тюрьме из янтаря,
Букашка расправляет
Усталые крыла.

Янтарными глазами
Из глубины веков
Со стен на Вас взирают
Портреты мудрецов.

Там с палочкой янтарной —
Янтарный дирижер,
И в воздухе витает
Янтарный гимн- мажор.

Карине Саркисян

В янтарном свете дней победных слава… (Город на Преголе)

В янтарном свете дней победных слава
и мощный взлет двуглавого орла.
Здесь обрела форпост моя держава
и свой покой Преголя обрела.

Калининград! Ты провожаешь солнце,
в Европу первым делаешь свой шаг.
Ты знал славян и прусов и тевтонцев,
и снова над тобой российский стяг.

Калининград! Судьбою поневоле
ты от Руси Великой отделен.
Ты будто вышел первым в чисто поле,
чтоб гостя повстречать с чужих сторон.

По площадям и улицам широким
здесь человек пройтись неспешно рад.
Ветра, расставшись с морем недалеким,
к могиле Канта шумно прилетят.

Сверкает Храм Спасителя главою,
гвардейцев тыща двести тихо спят.
Храни же Бог тебя и стороною
пусть бури пролетят, Калининград.

Петр Затолочный

Вариант Российской заграницы…

Вариант Российской заграницы —
Этот город славится не зря!
Тёмными ночами будут сниться
Мне красоты Царства Янтаря!
Долго о тебе, уехав в Питер,
Буду вспоминать, Калининград —
Лишь одна из восхищённой свиты,
Навсегда запомню променад,
Шум волны и крик голодных чаек…
Где-то там, в душе, теснится грусть:
…Не уехав, я уже скучаю,
И надеюсь, что сюда вернусь!

Лариса Шахбазян

Вас шарм обворожит Калининграда…(Янтарный край)

Вас шарм обворожит Калининграда,
Едва глаза увидят дивный край.
Здесь миф переплетается с отрадным
Покоем. И предчувствием добра.

Карине Саркисян

Ветер Балтики гуляет на просторе… (Куршская коса)

Ветер Балтики гуляет на просторе,
Ветки сосен – как натянутые струны,
Гонит волны растревоженное море,
Тихо дремлют зачарованные дюны.

Здесь природа открывает двери
В царство самых удивительных чудес,
Где гуляют без опаски звери,
И «танцует» искривлённый лес.

Лентой вдаль уходит полуостров,
В лёгкой дымке заповедные леса,
Да прибоя белая полоска —
Живописна Куршская коса!

Николай Балуев

Вздыхают важно липы-исполины,… (Георгенсвальде /Светлогорск)

Вздыхают важно липы-исполины,
И каждый выдох влажен и весом.
Поддавшись обаянию старинных
Руинных лестниц, попадаешь в сон.
И, чуть касаясь крошева ступеней,
Спускаешься сквозь тесный строй колонн,
Вознесших арки мощных разветвлений
И своды изумрудных шумных крон.
Стремишься вниз, немного отставая
От струй ручья, чей торопливый звон
Зовёт: «Скорее пей! Вода — живая!»
Но ты спешишь на тихий шелест волн,
Проходишь вдоль замшелой мрачной стражи —
Гранитных глыб, подперших вязкий склон, —
На время становясь не то, чтоб старше,
А как-то вне отхлынувших времён,
И в дрёмах море летнее встречаешь,
Густым ковром зацветшее в сезон,
Пока закат пылая, превращает
В янтарный замок близкий горизонт.

Братислава

Говорят, Калининград…

Говорят, Калининград
Ублажит любого взгляд.
Здесь культур хитросплетение
Поднимаете настроение.
Он хранит в себе загадку,
Кто же скажем нам отгадку —
Почему анклавом город
Называть имелся повод?

Город Гофмана! (Кёнигсберг — Калининград)

Город Гофмана!
Город Канта!
Город тех, кто его возродил!
Тех солдат, кто погиб здесь когда-то,
Став огнём у братских могил.

Город парков, озёр и скверов!
Город музыки и цветов!
Я исполнен высокой веры,
Что он был и будет таков!

Дуют с моря прохладные ветры,
И синоптиков неспрося,
Льют дожди. Я уеду, наверно,
Пусть они без меня моросят.

Я уеду. Вернусь не скоро.
До свиданья, а может, прощай.
Только вдруг понимаю, как дорог
Мне мой город, мой ветреный край.

И мечтаю уже вернуться,
Чуть покинув родной порог.
Я прощу ему лужи-блюдца
И машин непрерывный поток,

Сяду в сквере у драмтеатра.
Есть прекрасные города.
Вот пройти бы сейчас по Монмартру
И опять вернуться сюда.

Город Гофмана!
Город Канта!
Город тех, кто его возродил!
Этот город моим стал когда-то,
И расстаться с ним нету сил.

Маргарита Беседина

Дню города сегодня рад…

Дню города сегодня рад,
Такой большой Калининград!
И слышат европейцы смех,
Наш город ждет большой успех.
И самый запад у страны,
Так чтим и очень любим мы!
Красивый, славный Кенигсберг,
Порадует сегодня всех!

Есть города, летящие как птицы…

Есть города, летящие как птицы
Куда-то ввысь, теряясь в облаках.
Есть города, в плену своих традиций,
Как миражи, застывшие в веках.

Как много их под этим небом синим
И в жарких странах, и среди снегов.
А я живу на островке России
В краю дождливом у Балтийских берегов.

Погода здесь сурова и капризна.
Дожди и ветры триста дней в году.
Мой город моря запахом пронизан.
И снятся волны кораблям в порту.

Простёрлись вдаль широкие проспекты.
Сады и парки шелестят листвой.
И нижний пруд глядит на Дом Советов…
Но отражает облака над головой.

Сойдясь, в залив уносит Прегель воды.
Лоснится старых мостовых гранит.
Вокруг форты, как стражники у входа,
Где каждый камень след войны хранит.

Литовский вал задумчиво зелёный.
Соборы, шпили, чайки над водой…
Край моряков, студентов и влюблённых —
Мой древний город и навеки молодой.

Города, города.
Шум машин, суета.
Мириадами звёзд в ночи горят.
Города, города…
Но со мной навсегда
Город нашей любви
Калининград.

Глинский Леонид

Здесь берег бросил в море якоря… (Раушен /Светлогорск)

Здесь берег бросил в море якоря
Косых столбов на старых волнорезах,
Сухие пальцы вздыбленных коряг
Вцепились в зыбкий край песков белесых.
Янтарь похож на крошки леденцов
Со вкусом лета, солнца и прибоя.
Балтийский ветер холодит лицо
И обещает странствие любое.
Полощет плащ, как будто паруса,
Намечен курс в неведомые дали —
Вот только б дождик сыпать перестал,
И чёрный кофе с сахаром подали.
Слизнув кусочки солнечных конфет,
Волна от ног промоченных откатит,
И, опустев, прибрежное кафе
Вновь превратится в мятый липкий фантик.

Братислава

Здесь не рвут цветов… (Калининград)

Здесь не рвут цветов,
А глядят на них.
Нем крутой виток,
Скромен злата лик.

С полуслова здесь
Понимают Вас.
Видят, как в воде,
Честность без прикрас.

Рек течёт больших
Незаметно гладь.
Летом неба ширь
Пьёт в озёрах- хлад.

С облаками ниц
Падая в глубь вод,
Отражаясь в них,
С синью синь плывёт.

Вдруг из облаков,
Плачем хлынув, дождь,
Словно от оков
Убегает прочь.

В небе- Солнца лик,
Лук- семи цветов.
Может, в этот миг
Зреет там любовь.

Карине Саркисян

Исповедуйся солнечным соснам… (Куршская коса. Танцующий лес)

Исповедуйся солнечным соснам,
Не касаясь извитых стволов,
В том, что ты одиночеством сослан,
В том, что быть по-другому могло.
Между иглами в небе зелёном
Свод небесный и свет золотой,
Ствол сосны может выглядеть троном
И змеёй, и мостом, и петлёй.
Не ступай на опавшую хвою,
Многолетний ковер не тревожь,
Запасайся теплом и покоем,
Жди нечаянный солнечный дождь.
Можешь белой считать полосу и
День по Куршской косе провожать.
Говорят: эти сосны танцуют…
Вот бы с ними, да ноги дрожат.

Братислава

Как дежавю в подлунном мире… (Калининград — ворот кирпичных окруженье)

Как дежавю в подлунном мире,
Литовским валом окружен.
Он становился выше, шире,
прибалт загадочных времен.

Там в купол хромового неба
вонзает Кирха серый шпиль.
За тайнами витает небыль,
храня Европы старый стиль.

На черепашьем эшафоте
его брусчатых мостовых,
дожди расписывают ноты,
слагая западный триптих.

Где чаек радостные споры
несет над морем ветерок.
Янтарной сказкой «слезы моря»
выносят волны на песок.

Ворот кирпичных окруженье,
с каскадом туч над головой,
вплетает тихое моленье
костелов — вечности покой.

Лидия Олейникова

Калининград — красивый,величавый! (Калининград)

Калининград — красивый,величавый!
Ты столько тайн в себе хранишь?!
Историю из книжек твою знаем.
Ты- памятником ей стоишь.
Ты-город настоящих королей,
Хозяин мощных кораблей
И властелин морской пучины,
Куда деревья слезы лили,
А волны превратили их в янтарь.
Так и возник балтийский рай.
Здесь сосны,ели величавы.
Дубы стоят по триста лет,
Песок лежит,как в золотой оправе
И излучает солнца свет.
Здесь воздух ладаном наполнен,
Покой и тишина живут.
И аисты с большой любовью
Надежно гнезда свои вьют.
Здесь лебеди в любовь играют
И рыбки золотые ждут…
И краше нет родного края!
Кто не был в нём, те не поймут.

Татьяна Нежельская

Калининград — красивый, величавый! (Янтарный край )

Калининград — красивый, величавый!
Ты столько тайн в себе хранишь?!
Историю из книжек школьных знаем.
Ты — памятником ей стоишь.
Ты -город настоящих королей,
Хозяин мощных кораблей
И властелин морской пучины,
Куда деревья слезы лили,
А волны превратили их в янтарь.
Так и возник балтийский рай.
Там сосны, ели величавы.
Дубы живут по триста лет,
Песок лежит как в золотой оправе
И излучает солнца свет.
И воздух ладаном наполнен,
Покой и тишина живут.
Где аисты с большой любовью
Свои надежно гнезда вьют.
Там лебеди в любовь играют
И рыбки золотые ждут…
И краше нет родного края!
И ваше сердце всколыхнут…

Татьяна Нежельская

Когда восходит солнце над Камчаткой…

Когда восходит солнце над Камчаткой,
И занимается заря над Сахалином —
Здесь море лижет в сумерках украдкой
В янтарных пронизях сверкающую тину.

Калининград – не глушь, не заграница,
Здесь не конец России, а начало…
Мне здесь когда-то посчастливилось родиться,
И малой родины крепки моей причалы.

Как будто великаны-часовые,
Прижались к пирсу корабли стеною,
Застыли краны, вытянувши выи,
И режут воздух чайки над волною.

Здесь, как и всюду – то дожди косые,
То солнца луч взбодрит песчаный берег.
И люди так же, как по всей России,
Живут, работают, надеются и верят.

По-над полями вольно и неброско
Здесь в сентябре порхают паутинки,
И так же сыплют золото берёзки,
Как в среднерусской крохотной глубинке.

И, пролетая города и веси
В лазурной выси клином величальным,
Здесь журавли пронзают поднебесье
Таким же звоном, светлым и печальным…

И пусть вдали полоской тёмно-синей,
Как не тускневшая от времени награда,
Как символ русской доблести и силы,
Кусочком славы пламенной России
Горит в веках звезда Калининграда!

ПавелМ

Край слезы янтарной колосист и зелен… (Янтарный край)

Край слезы янтарной колосист и зелен,
Где водой солёной бьёт прибой о берег!
На просторах вольных рябь волны искрится,
Чаек суетливых хоровод резвится.

На утёсе дальнем под морскую песню
Кронами качают сосны поднебесье.
О былых сраженьях, о победах метких
Сага снов таится на колючих ветках.

Мужеством, отвагой, здесь в борьбе горячей,
Дорого достался мир наш настоящий!
Край ты мой янтарный!- красочен и зелен —
Памятью народной будь благословенен!

Светлана Скуратова

Марево на Балтике…

Марево на Балтике…
Янтарной россыпью огней.
Кёнигсберг встречает,
брошенных им в море кораблей.

Вот и «Кёниг», город королей.
А из-под бородки и пенсне..,
вновь проглядывают рыцарские латы…

Снова Оттокар-2й
с гордо поднятою головой.
Возглавляет Королевские Ворота.

Мантия
из новой и блестящей, мишуры…
Прячет от людей
разбитые доспехи.

Город мой..!
Сколь опыта и сил в тебе «седой».
Выжил ты на зло всей круговерти.

Что с того что имя не твоё.
ТЕМ… Король нарёк тебя навеки.

Ну, а этот странный псевдоним.
Лишь на время,
скромно сомкнутые веки.

Ст.А.Вр.

На море не смотри с тоской… (Царь морской)

На море не смотри с тоской —
Не то похитит царь морской.
Есть у подводного царя
И жемчуга, и янтаря,
Есть рыб волшебных косяки
И золотистые пески,
Кораллы есть и бирюза,
И ярко-синие глаза…
Но в сердце у него вода —
Он не полюбит никогда.

Братислава

От Черняховска к плеску моря… (Течет Преголя)

От Черняховска к плеску моря,
где в вечном беге корабли,
течет спокойная Преголя
вразрез с вращением Земли.

В нее глядятся лес и роща,
глядятся ивы, камыши.
И землероб в ней летом хочет
себя немного освежить.

Она, придя к Калининграду,
фигуру сжав, уйдет под мост.
И остров длинный, необъятный
лазурной лентой обовьет.

И под собором кафедральным,
в бетон одевшись, чуть взгрустнёт.
Собор глядит ей вслед печально,
глядятся липы в лоно вод.

И под мостами, к пирсам порта
течет Преголя, как всегда.
На город наглядевшись, гордо
возьмёт на спину вновь суда.

Вновь острова, камыш, деревья
и смотрит зелень в синь реки.
И в рейс её с благоговеньем
в сердцах уносят моряки.

Петр Затолочный

Переезд не долог…

Переезд не долог
в новый дом.
Я совсем ещё малой.

Мама мне наказ сказала.
На Литовский Вал —
чтоб ни ногой.

В тот же день увидел:
бастион, водопады, бункер,
лес стеной..,
обезглавленные Королевские Ворота.

И могил разрытых в крике рты,
и костей разбросанных останки.

Город мой.
Любимый был войной.
Двоек он не ставил
за ошибки.

Взрывами то здесь, то там…
Он кровью ниву жал.
За грехи вокруг, неся убытки.

Город под привычными
развалками домов.
Детям — РОДИНА.
Родителям — чужой.

Каждый метр
кровью пролитой…
Нашпигованный железом
под завязку и до нитки.

Я порвал бы рты…
Тем, кто вопит.
Что Родины у нас здесь нет.

Не вам решать!
То не мои…
И не моих детей ошибки.

Ст.А.Вр.

По долгим думам, редким фразам… (Балтийский блюз)

По долгим думам, редким фразам,
По скуке тем —
Как незатейливо мы вязнем
В быту проблем.
Вот-вот застынем и застрянем
В смоле забот.
Но, даже если сердце — камень,
Оно поёт.
Услышь прибой под серой коркой —
Балтийский блюз,
Где соль морская с медом горьким
Тревожат вкус.
Покой пустых бесчувствий канет
В теченье строк.
Нет, сердце у меня не камень,
Оно — песок.
Оно уже не разобьётся
В шальной волне.
В тебе горит все то же солнце,
Другого нет.
Не утаишь за облаками
Зари пожар…
Нет, сердце у тебя не камень,
Оно — янтарь.

Братислава

Под дудку свирепого ветра… (На Куршской косе так пречудно)

Под дудку свирепого ветра,
Сосенки танцуют, чтоб выжить,
К песку льнут избитые ветви —
Валежник живой полный жизни.

Сосновый горюн — заповедник —
Для малых зверьков тихий берег,
Лесочки на дюнах — передник —
Брюшину песчаную держат.

Могуча сосна — малорослик,
С нор хоббиты тропки рихтуют,
Синь неба баюкает рощу,
Льёт солнце медовые струи.

Вздымаются дюны стеною,
Залив, укрывая от моря,
В нём плещутся птицы с зарёю
Спят в люльке закаты в миноре.

С вершины смотрю грузной дюны —
Плывёт с грустью озеро «Лебедь»
С простой одинокою думой:
Оно о лебёдушке грезит.

На Куршской косе так пречудно:
Суровое с нежным ужилось,
Здесь дышится полною грудью,
В органах гудит Божья милость.

Алла Вериго

Почти весь день пакую чемоданы…

Почти весь день пакую чемоданы,
Пытаясь успокоиться в душе:
Ночь пролетит, и завтра утром рано
В Калининграде будем мы уже.

Гнездится где-то в глубине тревога,
Но так бывает, что тут говорить —
Почти всегда, когда нас ждёт дорога,
В покое душу трудно сохранить.

На взлётной полосе аэропорта
Готовят к рейсу лучший самолёт,
Родные люди в качестве эскорта,
Друзья встречают, Балтика зовёт!

Лариса Шахбазян

Самый западный город России — Балтийск… (Балтийск. Северный мол)

Самый западный город России — Балтийск,
Отдыхая, гулял, вдоль по берегу шёл,
Любовался волной, слушал чаячий писк,
И забрёл незаметно на Северный мол.

Самый западный выступ российской земли,
Омываемый волнами краешек света!
Здесь встречает идущие в порт корабли
Легендарная всадница — Елизавета.

Николай Балуев

Слушать песни Гаузупского ручья…

(Домик скульптора Германа Брахерта /Светлогорск)

Слушать песни Гаузупского ручья,
С красным буком в непогоду поскипеть…
Если долго будет утренней Заря,
Дом сумеет одиночество стерпеть.

Если каменную воду донесёт
Та, что вечно поднимает свой кувшин,
Дом сумеет рассказать потомкам всё,
Что хранит в оберегаемой глуши.

Черно-белый Кёнигсберг на фото хмур…
Вы действительно хотите знать о том,
Что — глазами умирающих скульптур —
Видел Брахерт, и запомнил старый дом?

Братислава

Солёный сон со всех сторон… (Куршская коса)

Солёный сон со всех сторон
от солнечной погоды.
Песок сыпуч. Высокий склон
ведёт в морские воды.

Стремятся сосны в высоту
согнутые ветрами.
Мы, разбежавшись, на лету
встречаемся с волнами.

Но долго мы бредём по дну —
нам море по колено.
Здесь погружают в глубину
степенно, постепенно.

Бог сыпал Куршскую косу,
задумавшись о вечном:
о птицах, рае для косуль,
о милом и сердечном.

Без резких линий, не горя,
а медленно и плавно
смола созрела в янтарях,
чтоб рассказать о главном.

Здесь скромен вид, неярок цвет:
пески, деревья, волны,
пустыни тёплый силуэт
и моря мир огромный.

За чайкой в вечность улетит
мой взгляд над круглым морем,
где солнце над волной парит
и мир не знает горя.

Вонтер Лак

Упрямо под мостами бьет прибой… (Калининград)

Упрямо под мостами бьет прибой,
от ветра и буксира убегая.
«Калининград, рыбацкий город мой!» —
звучат гудки судов, звонки трамвая.

Слепящий над Преголей солнца свет
романтику крылатую разбудит —
мелькнут торпедоносцы грозных лет
и парусники — символ мирных будней.

И ветры с синей Балтики летят,
жар города рабочий остужают,
волненье встреч и гул рыбацких вахт
их гомон и порыв напоминают.

На промысел уходят корабли,
и чайки вслед желают им удачи —
посланцев-сыновей родной земли
ждут трудности нелегкие рыбачьи.

Калининград! Форпост сторожевой,
негаснущий маяк рыбацкой жизни,
сверкаешь ты янтарною звездой
в созвездье городов моей Отчизны.

Петр Затолочный

Хотите увидеть одно из чудес?

Хотите увидеть одно из чудес?
На Куршской косе, у границы с Литвою,
Природою создан «танцующий» лес…
Навряд ли он взор поразит красотою,
И всё-таки каждый замрёт не дыша,
Увидев изгибы стволов… Почему-то
С деревьями в вальсе закружит душа!
И я соглашаюсь — действительно, чудо!

Лариса Шахбазян

Что такое — Куршская Коса? (Балтийские чудеса/Куршская коса)

Что такое — Куршская Коса?
Это древней сказки полоса.
Каждый метр здесь — чудо из чудес.
И танцует в дюнах «пьяный» лес.
Здесь стираются года и даты.
И ветра зовут, зовут куда-то.

С моря и с залива по утрам
Здесь лоб в лоб встречаются ветра.
И ведь спорить им совсем не лень,
Что ветрам роднее ночь или день.
День искрит, как детская игра.
Ночь- для сказок дивная пора!

Чертенята здесь живут в кустах,
Прячут в заповедные места
Все дары, чем так леса богаты, —
Так учили предки их когда-то.
И намучишься ты, будь готов,
В поиске всех россыпей грибов!

Прячется в лощинах земляника.
Ты её, вкуснятинку, найди-ка!
Завлекает в даль морской прибой,
А залив теплом зовёт с собой.
Вот такая дивная краса —
Балтикой рождённая Коса.

Раз увидев, к этим чудесам
Прикоснуться ты захочешь сам!

Алиса Шелихова

Я была влюблена безнадёжно…. (На Куршской косе)

Я была влюблена безнадёжно,
Без ума и условностей без.
Где причудливо лес искорёжен,
Для меня был танцующий лес:
Грациозно, и всё ж безобразно,
Извивался под звук «Ностальжи».
А дощатый мосток как-то сразу
Обрывался у моря, как жизнь…
Но, не вздумай смеяться, не вздумай!
Я любила все в мире мосты,
лес уродливый, море и дюны!..
Я б осталась там, если б не ты…
И не смейся, не смейся не смейся!
Я к тебе и босой, и пешком,
Как к ещё не написанной песне —
Шла ещё не рождённым стихом.

Ольга Поминова

Я помню тот берег Балтийского моря… (Янтарный ветер)

Bernsteinwind — янтарный ветер — ослабевающий северо-западный ветер с моря на балтийском побережье Калининградской области, который при морской зыби способствует вымыванию так называемой янтарной травы из обнаженных янтарных слоев и гонит водоросли с янтарем к берегу.

Я помню тот берег Балтийского моря,
Где так безуспешно искала янтарь.
А море являло неласковый норов,
А море штормило, мятежный бунтарь.

А море бросалось волною на берег,
Как не приручённый встревоженный зверь.
Мне очень-преочень хотелось поверить,
Что всё не случайное – здесь и теперь…

Какой восхитительной тяге в угоду
На волю «янтарному ветру»* сдалась?
Безумно солёный и пахнущий йодом,
Он взял моё сердце и душу во власть…

Из этого плена не мысля побега,
Средь радужной гальки, в воде до колен,
Искала янтарь, чтобы стал оберегом
Моим, когда всё же закончится плен…

Бросала монетку… И не оттого ли,
Так хочется в Питере сесть на паром
И плыть в городок у Балтийского моря
За так и не найденным мной янтарём…

Ольга Поминова

Источник