Конь в пальто — веселые стихи про мужчин

Конь в пальто - веселые стихи про мужчин

Подборка шуточных стихов про мужчин на 23 февраля и другие мужские праздники. Для чтения, тостов, скетчей, сценок и сценариев корпоративов и праздничных мероприятий.

Блестя силиконом, морщиня резиной…

Блестя силиконом, морщиня резиной,
Я быстро расстался с аптечной витриной,
Я был оптимизмом наполнен обильным,
Мне жизнь представлялась цветным кинофильмом.
И вот, наконец, упаковку сорвав,
Мужчина, проверив, что я не дыряв,
Меня накатал для любовных баталий
На нежную кожу своих гениталий.
Меня, как Матросова, кинули в бой.
Закрыть амбразуру я должен собой.
Отброшены страхи ненужных сомнений,
Упругие складки краснеют от трений.
Когда до оргазма осталось недолго,
Меня окрылило сознание долга:
Мне ПЛЮНУЛИ В ДУШУ, мне ПЛЮНУЛИ В ТЕЛО,
Но я погибаю ЗА ПРАВОЕ ДЕЛО!…

Какой трагичный всё-таки финал! —
Сказал презерватив, упав под койку.
Всего один лишь раз любовь познал
И тут же оказался на помойке.
А сколько ждал! А сколько было грёз!
Мечтал о чувстве, о большом, красивом…
Но вышло так… обидно прям до слёз!
Как плохо всё же быть презервативом…

В День Святого Валентина… (Вот такие валентинки!)

В День Святого Валентина
Я фиалкой «расцвела»!
Муж напился, как скотина!
Посадил два фингалА!

Ну и я не сплоховала,
Отбивалась, как могла!
Оба уха отодрала,
Три пинка ему дала!

Тут соседи прибежали,
Ну, и стали разнимать.
Мы подальше их послали
И легли спокойно спать!

Утром встали – «валентинки»,
«Расцвели» и тут и там!
Ну…пошли к соседке Нинке,
Похмелиться ж надо нам?

Дверь соседка закрывает,
Не пускает нас, орёт!
Дура, блин! Не понимает,
День влюблённых был же! Вот!!!

В жёны все хотят себе Жар–птицу…

В жёны все хотят себе Жар–птицу,
Да к тому ж, со сладкогласным пеньем,
А женившись — под замок в темницу,
Чтобы не сверкала опереньем.
А затем с упорством ежедневно
Перья у Жар–птицы выдирают,
Сказочную птицу постепенно
В курицу–наседку превращают.
Мужики! Зачем же вам Жар-птицы?
А слабо наседку полюбить?
Да так крепко, чтоб на ней жениться,
И в Жар-птицу в браке превратить.

В ночной поход я собираюсь… (Серенада)

В ночной поход я собираюсь. Не до снов!
Вы спросите: «Зачем мне это надо?»
Иду доказывать великую любовь…
Исполнить для любимой серенаду.

Желанье милой — для меня закон.
В глухую полночь, как пробьет двенадцать,
Прийти я должен под ее балкон
И песню соловьиную забацать.

Настроил я гитару, как умел,
И плащ накинул, шляпу нахлобучил.
А все ведь из-за них, амурных стрел,
Которыми жестоко я замучен.

Через порог ступил, тихонько семеню,
Стараюсь, чтобы струны не бренчали.
Совсем не променаж по авеню…
Куда идти я вижу-то едва ли!

Ведь темень! Прямо как у негра где…
Луна храпит себе уютно в тучах.
Того гляди, получишь по балде,
И дождик стал накрапывать колючий.

Наощупь пробираюсь в нужный дом,
Вот и балкон торчит, я достаю гитару.
Куст розовый под самым под окном
Страсть царапучий, но начнем, пожалуй.

Гитара булькает, плащ руки облепил
И как играть? Пойди реши задачку…
Но все же я запел, что было сил.
Однако, позабыл я про собачку.

Кто ж знал, что жутко громкая она,
К тому же и кусачая, зараза,
Пришлось прервать мне песню у окна,
И сигануть через ограду разом.

Конец бесславный: в клочья порван плащ,
Прощай, о шляпа, но привет, простуда!
Побег был изумительно бодрящ…
Не упустил гитару только чудом!

Назавтра от любимой я узнал,
(Она была в восторге, очень рада!)
Перепугал я ночью весь квартал.
Какой болван придумал серенады?!

МакБард (Алекс Бард)

Вот токмо сядешь у оконца…

Вот токмо сядешь у оконца,
с утра в воскресный выходной,
чтоб у бутылки выбить донце
своей натруженной рукой…
так ТОТЧАС скачет конь проклятый,
топтать редиску и укроп,
вот ТУТ — горят чужие хаты,
ТУТ — половодье и потоп…..
куды нам, бабоньки, податься
чтоб стопку с кайфом накатить,
чтобы пожару не бояться,
чужую лошадь не ловить?
Где есть места заветны, святы,
в которых САМИ мужики
уймут огонь, потушат хаты,
коня проводят до реки?

Е.Типикина

Если на душе паршиво…

Если на душе паршиво,
Ты не парься — выпей пива!
Если страх сжимает глотку,
Без сомнения пей водку.
Если обломали «киски»,
Укурись и выпей виски.
Настроение говно —
Из бутылки пей вино.
Если в чем-то подфартило,
Пей на радостях текиллу!
Собрался на сексодром?
Прихвати с собою ром!
Если собрался на гонки —
Просто выпей самогонки.
Если мучает стояк —
Пей горилку и коньяк.
Если ночью снится ёж,
То понадобится ёрш.
Ждешь сегодня муси-пуси?
Не забудь купить шампусик.
Ну, а если пьешь компот,
Значит полный идиот!

Ехал джип по берегу

Ехал джип по берегу,
Шел из далека…
Захотелось мальчикам
скушать шашлыка.
Выбрана опушечка,
Раскален мангал,
Тут лесник Иванович
Свой вопрос задал:

«Чьи вы, хлопцы, будете?
В честь кого банкет?
Да скажи, в багажнике
Водка есть иль нет?..»
Угостили дедушку,
Спит он под сосной,
И шашлык румянится
Корочкой свиной.
Грустно нашим мальчикам
Просто так сидеть,
Начали плясать они,
Песни громко петь.
Это им наскучило,
Драка началась,
Вот уже побитая
Братья улеглась.

Утром стало холодно
И пора домой…
Вел ребят тропинкою
Наш лесник седой.
Головы обмотаны,
Кровь на рукавах,
Хмель мешает пацанам
Держаться на ногах.

В джипе окна выбиты
И помят капот.
Так умеет праздновать
Русский наш народ!!!

Жена с рыбалки милого встречает…

Жена с рыбалки милого встречает:
— Да ты же пьян, алкаш, осёл, кретин.
А благоверный скромно отвечает:
— Случилось удивительное, блин.
Рыбачим, значит, с другом — честь по чести,
День, как насмарку — в общем, не клюёт.
И это на любимом нашем месте!
Глядим — бутылка дивная плывёт.
Ну, друг её и выловил подсаком.
Жена: — Всё ясно мне, в бутылке — он!
— Кто — он?
— Ну, джин!
— А дуля тебе с маком!
Гораздо лучше — чистый самогон

Идет девчушка молодая…

Идет девчушка молодая
И ноги прямо от ушей,
А у моей жены короче, —
Такие ноги бы моей…
А вот блондинка с пышным бюстом,
Размера пятого, поди…
А у жены там почти пусто —
Да жаль, что бог не наградил…
У этой попка, словно персик,
А у жены поменьше чуть.
Вот так с работы возвращаюсь,
Чтобы жене в глаза взглянуть.
Звоню. Она открыла двери.
Смотрю и радуюсь судьбе:
Родная, можешь мне не верить,
Все время думал о тебе!

Искрящая зеленью света подруга (Любимая, скажи мне «Да!»)

Искрящая зеленью света подруга,
Я выстрелил ночью (Вот веришь?) с испуга.
Нет! Что ты! Не ты испугала, родная.
Я просто, по замку полночи гуляя,
Услышал шаги, подозрительный шум…
Уж лучше не знать, что пришло мне на ум.
Чуть не обмочился в позиции «жду я»,
А это ты, Птичка, пришла с поцелуем.
Во мраке скрывала стремленье к любови
И вышла лобзаться, подняв косы-брови.
А я и забыл, что достал пистолет…
(Отныне до века на это запрет.)
Мой палец лежал на упругом курке
И выстрел раздался, и пуля в руке.
Не стану просить у тебя извиненья,
А пулю прими за кольцо обрученья.
Пусть будет у нас молодая семья,
Дозволь твоим косам меня осиять.
Ты славно блестишь, моей жизни звезда!
Надеюсь услышать желанное «Да!».

Sergeylar

К тебе прижимаюсь, на ушко шепчу…

К тебе прижимаюсь, на ушко шепчу:
Ах, как ты красив! Как тебя я хочу!
Молчишь, будто выпавший в кому…
Ну, ладно, давай по-другому.
Я ворот рубашки твоей расстегну,
За ушком легонько тебя щекотну…
И это тебя не заводит!
Ну, милый, ну что происходит!?
Я правой ногой обниму весь твой стан!
Ах, как хорошо, что широк сарафан!
Тебе, говоришь, неудобно?!
Ну, ты, как чурбан! Бесподобно!
Активней атака! Одежду долой!
Тебя зацелую! Ты мой! Только мой!
Тебе и сейчас неприятно!?
Другая на мысли!!! Понятно!!!
Своим равнодушием меня ты убьёшь!!!
Ой!.. Извини!.. Ты ж машину ведёшь.

Как приготовить мужчину…

Возьмите :
Одного свежего мужчину.
Хорошенько промойте ему мозги.
Добавьте стакан нежности,
две столовых ложки здравого смысла,
щепотку ревности,
пригоршню страсти.
Медленно доведите до кипения
и употребляйте,
соблюдая технику безопасности.
Не использовать вблизи подруг!
Хранить в сухом, теплом месте
при умеренном доступе его друзей.
Перед употреблением ЗАБОЛТАТЬ!

Когда я стану старой теткой

Когда я стану старой теткой,
И стервой злой наверняка,
В кошмарных спущенных колготках,
К тому же чокнутой слегка,
Когда ходить я буду с палкой,
Чесать свой крючковатый нос,
Со старой выцветшей мочалкой
На голове вместо волос,
Ко мне негаданно нагрянет,
По злой иронии судьбы,
Мой долгожданный принц-засранец,
Мой гений чистой красоты.
Лишь глянет на меня вполглаза —
И пропадет любовный пыл…
Ему прошамкаю: Зараза!
Подонок! Где ж ты раньше был..?
…И он, кладя в стаканчик челюсть,
Вздохнет иль пукнет… иль икнет:
Промямлит тихо: Моя прелесть!
И к ножкам как кулек падет.
Я шел к тебе, терпя мученья,
Я тупо подвиги свершал,
Копил я злато и каменья,
И крохи знаний собирал.
И вот теперь тебя достоен!
Теперь, прЫнцесса, все твое!
…Ах, старый лысый глупый воин!
И что нам делать, е-мое??

У этой маленькой страшилки
Мораль мы все — таки найдем:
Пока вы можете — ЛЮБИТЕ!
…а прЫнцев после подождем!!!

Любой российский истинный мужик

Любой российский истинный мужик —
от чукчи до карела и абхаза —
безумно рад приготовлять шашлык,
на шампуры нанизывая мясо.

Вонзая с поворотом остриё
в куски мясные поперёк навылет,
мужчина вдруг себя осознаёт
неустрашимым и любвеобильным.

Используя сомнительный предлог,
себе на спину приключений ищет,
ведь в шашлыке содержится белок —
мужская специфическая пища.

В ночном лесу загадочный костёр,
людей нетрезвых освещает тускло.
Уже заметен в трапезе простой,
а шашлыки во всю шипят на углях.

Моя душа в дыму шашлычных чар
рождает страсть, усиленную перцем.
Во рту внезапно возникает жар,
а также в сердце. И пониже сердца.

Я дико жажду женщин увлекать,
идти на приступ, бешено таранить.
Обычно сразу после шашлыка
неукротимы плотские желанья.

От этого могла бы пострадать
случайно заблудившаяся тётка.
Но слава Богу, к шашлыку всегда
я добавляю и бутылку водки.

Шашлык играет в нашей жизни роль
телесно соблазняющего беса.
Затем и нужен к мясу алкоголь,
чтобы баланс страстей уравновесить.

Владимир Годлевский

Муж пришёл с работы злой…

Муж пришёл с работы злой.
Пнул кота под зад ногой.
Попугаихе Кокетке
Он захлопнул дверцу в клетке.
Сыну: — Подь сюда, сынок!
Покажи-ка дневничок!
Дочь! Сними своё рваньё!
Всё же видно, ё-моё!
Тёще: — Мама, загостились!
В Мухосранск бы свой катились!
На супругу рявкнул: — Жрать!
Распустились, вашу мать!
Выплеснул свой яд на всех,
И спокойно лёг в постель.
Все на цыпочках ходили,
Утром все его простили.
Кот Василий не простил —
Кучку в тапок наложил.

Мужик однажды к Богу обратился…

Мужик однажды к Богу обратился:
«Ну, что за жизнь?» — он громко возмутился.
«Пашу я на работе, словно вол.
Ну, а жена? Лишь ужин мне на стол
И утром — завтрак. А, потом весь день
бездельничает, ей одеться лень!
Где справедливость, Господи, скажи?
И ты мои проблемы разреши!»
«Тут нет проблем- ему ответил Бог
Ведь нет того, чего бы я не смог.
Я поменяю вас с женой полами
А, дальше, вы уж, разбирайтесь сами!»
«Да! Я согласен! Вот уж отдохну!»
«Да будет так!» Бог тяжело вздохнул…
И тут всё началось для мужика:
Уборка, стирка, то — пришей рукав,
Детей умой, им супчику налей…
Один другого посадил на клей,
То — в школе с двойкой сына разберись,
То — в магазин… Как белка — вверх и вниз,
Уроки детям делать помогай,
Всю ночь посуду с куxни убирай…
Недолго выдержал ту карусель мужик,
Всего неделю и мужчина — сник.
Опять взмолился:»Боже, помогай!
Не ведал я, что жизнь мужчины — рай!
Верни назад, ведь женщина я — временно,»
Но, Бог ответил:» Поздно! Ты — беременна!»

Олег Ульянов

Мужчина средних лет, как вобла тощий…

Мужчина средних лет, как вобла тощий,
В трусах одних по комнате ходил
И на жену, и на родную тёщу,
Тоску своим обличьем наводил.
— Оденься хоть, у нас ведь не витрина,
В окно вон люди смотрят на тебя!
— Пусть видят все, — в ответ сказал мужчина,
— Как с тёщею вы кормите меня!
— Ну, коль ты эту тему тронул, Вася,
Жена его продолжила пилить,
— Трусы сними и голым оставайся,
Чтоб видели, за что тебя кормить!

На кухне мотайся и весело пой (Береги это чудо природы!)

На кухне мотайся и весело пой,
Люби, улыбайся, будь верной женой.
Всегда будь здорова, красива, стройна,
Больная жена никому не нужна.

Везде успевай: в магазин, на базар,
Умей доставать дефицитный товар,
Ходи на концерты, газеты читай,
От мужа в развитии не отставай.

Он книги читает — ты пол подметай,
Козла забивает? — поди постирай.
Он смотрит футбол — ты постой у плиты,
Он сядет за стол — скорей обслужи.

Он лег отдохнуть — ты детишек уйми,
Чтоб папе поспать не мешали они.
Будь ласковым, добрым и преданным другом,
Внимательной, милой страстной подругой.

С утра на работу спокойно иди,
Детей в ясли-сад по пути заведи.
Работу свою выполняй исправно,
На то и живешь ты теперь равноправно.

Сварливой не будь — не помогут слова,
Ты все получила — свободу, права.
Но знай, что не даром — за все нужна плата.
Тебе две руки подарил бог по блату.

Ты ими умей обнимать и ласкать,
Шить, гладить, стирать, убирать и вязать.
Держи их в порядке, смажь кремом морщины,
Авось прикоснутся к ним губы мужчины.

А если внесут мужа пьяного в стельку,
Его уложи аккуратно в постельку,
Сама у кровати на стульях поспи,
А утром чекушку ему поднеси.

А если супруг не пришел ночевать,
Не надо в измене его упрекать.
Ведь женщин в народе побольше мужчин,
Поэтому нет для развода причин.

Запомни получше и будь тому рада,
Что женщине муж достается в награду.
Смотри: береги это чудо природы,
Ведь жить с ним придется все долгие годы!

Однажды в горячую летнюю пору…

Однажды в горячую летнюю пору
Я шел по бархану: был зной очень лют.
Гляжу — поднимается медленно в гору,
Нагруженный тяжко, двугорбый верблюд.
И шествуя важно, как конь на параде,
Верблюда ведет под уздцы бедуин —
В больших чувяках, в долгополом халате,
В высоком тюрбане, а сам — с карабин.
«Салям, правоверный!» «Ступай себе с миром!»
«Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда верблюд?» «С каравана, вестимо.
Отец, слышишь, грабит, а я отвожу.»
Вдали раздавался призыв муэдзина…
«А что, у отца-то, богатый гарем?»
«Гарем-то богатый, да только мужчины —
Отец мой да я. Задолбались совсем!»
«А как тебя кличут?» «Али Бен Махмудом.»
«А кой тебе годик?» «Аллах разберет!»
«Иди же, шайтан!» — рявкнул он на верблюда,
Рванул за уздцы и потопал вперед.

Правда в чём — почти у каждой в книге жизни есть строка…

Правда в чём — почти у каждой в книге жизни есть строка,
где написано: «сегодня я влюбилась в мудака».
Мудаки — такое племя, пострашней любых волков.
Жрут они не мясо — время. Время — пища мудаков.
Жрут неделю за обедом, десять лет сжирают в год,
а бывает так отведал, что всю жизнь забил в живот.
И красивая девчонка станет возле мудака
отвратительной старухой: вот в ее руке клюка,
а рука в пигментных пятнах. А в глазах тоска и мрак.
Ей всё так же непонятно, что ее сожрал мудак.
Ей всё кажется: нормально. Все живут, и я живу.
А душа в ладошках сальных растворяется в жиру.
Ей так скользко и так мерзко, перепачканной душе.
И летят под стол обрезки жизни, смыслов и вообще
всё летит, что не влезает целиком в мудацкий рот.
И девчонка прозревает. Понимает: не живет.
И пытается девчонка убежать от мудака,
но не может даже выйти за пределы кулака,
где давно она зажата, и не телом, а душой.
Где, казалось ей когда-то, не кулак, а рай земной.
И тогда она сбегает. Без души, хотя бы так.
Но никак не оставляет душу девичью мудак.
Он клянётся в вечных чувствах, душу пробуя на вкус,
но понять не может вкуса и не ведает он чувств.
А она переболеет, в книгу записав строку:
«я не буду больше время делать пищей мудаку».
И тогда она попросит: «не звони и не пиши.
Мне проводят без наркоза ампутацию души».

© Мальвина Матрасова

Придя с утра домой и сняв ботинки

Придя с утра домой и сняв ботинки,
Я обнаружил странную деталь —
Один носок был мой, другой Маринки.
И на плечах висела чья-то шаль.
И слава Богу, что ещё так рано.
И был свой ключ, а жёнушка храпит.
Ведь если б позже в зеркало я глянул,
Имел бы точно инвалидный вид.
Лицо в помаде, на рубашке кетчуп
А в ухо кто мне сунул эту дрянь!!!
Нет, нужно будет в следующую встречу
Одеться как-то проще или в рвань!
Так, едим дальше, кто напялил памперс?
О, Господи, ведь я же вас просил!!!
Последнее, что помню я «Сто грамм, плиз!»
И я их после пива заглотил!
А где мои трусы? Чёрт побери! Урою!
Зачем мне эти стринги?! Кто одел!?
Как только что под ними я отмою,
Ну берегитесь, гады, есть предел!
Ну вот и всё, ты чистотой блистаешь!
Любимая, вставай, уже светло!
Где был? Так это… ты же знаешь
У Пашки спал, дорогу замело!

Сгущалась тьма над пунктом населенным…

Сгущалась тьма над пунктом населенным,
В ночном саду акация цвела,
Я ждал тебя, как свойственно влюбленным,
А ты, ты, соответственно, не шла.
Я жаждал твоего коснуться тела,
Любовный жар сжигал меня дотла,
А ты прийти ко мне не захотела,
А ты, смотрите выше, все не шла.
Полночный сад был залит лунным светом,
Его залил собою лунный свет.
Сказать такое — нужно быть поэтом,
Так написать — способен лишь поэт.
Поэт, он кратким должен быть и точным,
Иначе не поэт он, а фуфло.
Короче, я сидел в саду полночном,
А ты ко мне ну все не шло.

Так, гражданин, права на ваше имя…

«Так, гражданин, права на ваше имя,
А вот техпаспорт выдан не на вас.»
«Ах, виноват, доверенность… сейчас…
Да вот она, с бумагами другими.»
«А цвет и номер кузова машины
По паспорту не эти. Почему?»
«А вот, извольте, чек из магазина,
И на ремонт квитанция к нему.»
«А это что торчит из-под сиденья?
Там автомат?! И выстрелов следы!»
«А вот вам разрешенье на храненье
И примененье в случае нужды.»
«Багажник приоткрыт у вас — проверьте.
О, Господи, да это труп зажат!»
«А вот как раз свидетельство о смерти
И на доставку транспортный наряд.»
«Но кто ж его вот так упаковал,
С воткнутой в попу лампою паяльной?»
«Покойник был большой оригинал.
Вот завещанье — он того желал.
Заверено оно нотариально.»

Так что стряслось?

Так что стряслось?
А не поймёшь…
Бутылки, помню, сдал пивные…
Жена сварила жирный борщ…
А на второе — отбивные…
И я, пожрав от живота,
Сказал: Спасибо, Лена, вкусно!
А дальше… дальше — темнота
И отзвук жалобного хруста.
Врач говорит — я слабоват,
Лежать мне месяц, как полено…
А впрочем, сам и виноват:
Жена ведь Таня, а не Лена!

Трусы я новые надел…

Трусы я новые надел,
они прекрасны и чистЫ,
но людям я не захотел
показывать их красоты.

Боюсь, трусов моих краса
придётся им не по нутру,
к тому ж, зима катит в глаза —
замёрзну нахрен на ветру.

Но, слава богу, есть Инет,
тепло в Инете круглый год.
Трусы мои увидит свет!
Трусы мои увидят свет!
и
красота их
Мир спасёт!

Ты для меня была всех краше и милей..

Ты для меня была всех краше и милей,
Я покорить тебя пытался, недотрогу:
Принес букет тебе за двадцать пять рублей,
Да плюс червонец я истратил на дорогу.

Хмельных утех моё алкало существо…
В твоем шкафу стоял коньяк трехсотрублевый,
А ты меня поила чаем без всего,
Который стоит три рубля у нас в столовой.

На пять стаканов у меня хватило сил
(Я мог бы больше, кабы был другой напиток)
И подсчитал: пятнадцать рэ я возвратил,
А значит, двадцать – это мой прямой убыток.

Глядь – сигареты! Попрошу-ка закурить…
Полтинник – пачка (я заметил для порядку),
Два пятьдесят – одна. Но можно ж повторить!
Четыре выкурил – вернул еще десятку.

Тут ты спросила: «Вам понравился мой чай?»…
Почуяв с кухни запах пряников медовых,
«О да!» – воскликнул я. И как бы невзначай
Смахнул стакан, нагрев тебя на пять целковых.

Я извинился, вышел вон… А сам считал:
«Еще пятерку бы вернуть – не до навару!»
На рупь бумаги туалетной отмотал
И мыла смылил где-то рубликов на пару.

Еще на три рубля мне стало веселей…
Осталось в минусе лишь два – не так уж много.
Что ж, горевать из-за каких-то двух рублей?
Но… предстоит еще обратная дорога!

Нет, твой порог я больше не пересеку!
Прощай навеки! Нам не быть с тобою вместе!
Я уходил… И, чтоб унять в душе тоску,
Электролампочку я выкрутил в подъезде…

Чапаев — Петьке: — «Дело есть

Чапаев — Петьке — :»Дело есть,
Ты слушай, Петька, мой приказ:
Крольчатину хочу поесть —
Найди и приготовь за час!»

Чапаев сел в избе, вздохнул,
Прилег, расслабился слегка.
И ровно через час вдохнул,
Знакомый запах шашлыка.

«Ну, Петька! Как же ты сумел?»
А Петька честно отвечал:
«Я кролика в траве поймал —
Он, аж, мяукнуть не успел»…

Я выпустила из бутылки Джина.

Я выпустила из бутылки Джина.
Должна признаться, — симпатичный Джин.
Такой эффектный, молодой мужчина,
И выполнить желанья предложил!
Ну а какие у меня желанья?
Я и не очень верю в волшебство.
Но всё ж решила быть оригинальной,
И попросила ласково его:
«Ах, милый Джини, я мудрить не буду,
Мне ни к чему рубины, серебро.
Ты лучше вытри пол, помой посуду,
Почисть палас, и вынеси ведро.
Погладь бельё, потом сходи на рынок,
Когда вернёшься — приготовь обед,
И надо б разморозить холодильник,
И что-нибудь придумать на десерт».
Крутился Джин, как белка в поговорке,
Разбил плафон, рассыпал порошок,
Поранил себе палец в кофемолке,
И утюгом штаны свои прожёг.
И выдохся, упал на покрывало,
Не в силах ни творить, ни колдовать,
А я ему на ушко прошептала:
«Прими-ка душик, и пойдём в кровать».
Скривился Джин и с горькою ухмылкой:
«Помилуй, Госпожа, уже нет сил!»
И вдруг полез стремительно в бутылку,
И пробочку потуже закрутил.

Я лежала, чиста, как невеста…

Я лежала, чиста, как невеста,
На любимом своём канапе,
Прикрывая стыдливо то место,
Что зовут на согласную п.
Я игриво сняла все наряды,
Но утратив ко мне интерес,
Ты смотрел равнодушливым взглядом
На мои пышнобелые с.
Я — не дока в любовных науках,
Но неужто настолько плоха,
Что не в силах поднять в твоих брюках
Ну хоть что-то на буковку х!
Я часа полтора до упаду,
Обнажённая и неглиже,
На столе танцевала ламбаду,
Как последняя б, с голой ж.
Всё впустую. Собрав одежонку,
Ты ушёл от меня насовсем.
И, возможно, услышал вдогонку
Нецензурное слово на м.

Источник

От Margarita

Связанная запись